Slavomír Horák

Этнический и клановый фактор в Узбекистане

Узбекистан, несмотря на свою националистическую политику, возник как мултиэтническое государство и многие политологи и конфликтологи в начале 90 гг. боялись взрыва этнического конфликта в этой стране, тем более после событий в Ферганской долине, где в 1990 г. вспыхнул конфликт между местными узбеками и турками-месхетинцами, переселенными сюда в 1944 из Кавказа.

Каковы предпосылки межэтнического конфликта в Узбекистане и существует-ли его  угроза и в настоящее время?

Узбеки

«Коренная нация» сегодняшнего Узбекистана – это Узбеки, которые составляют около 80% населения.

Но Узбеки совсем не однородная группа. Они традиционно разделяются по клановому принципу, в частности социальная структура Узбеков основанна в рамках так называемой махаллы. Эти махаллы существуют не только в традиционных центрах, а также были созданны в определенной мере в больших городах.[i] Жесткая иерархическая структура махалл, где каждый имеет свою определенную позицию, выражается  фактором клиентизма, который проявляется  на местном уровне и в высших эшелонах власти.

Клановые структуры Узбекистана

В рамках Узбеков существуют по крайней мере три больших региональных групп, приблизительно соответствующим бывшим государствам, которые существовали на территории современного Узбекистана с 15-17 вв. до периода завоевания Центральной Азии Российской империей и даже вплоть до начала Советского периода.

Самая главная и влиятельная структура современного Узекистана – это самаркандско-бухарские клановые элиты, происходящие во многом из главных центров Бухарского эмирата. За иключением некоторых периодов (1930-1959 и 1983-1990) эти структуры держали самие влиятельные позиции в Узбекистане и в том числе нынешний президент Каримов опирается на эти структуры.

Главными соперниками Самаркандско-бухарских элит являются ферганские кланы. Традиционно они связанны с Кокандским ханатом, который был ликвидирован в 1876 г. и включен в состав Туркестанской губернии. В настоящее время эти структуры чувствуют себя ущемленными отстранением от реальных рычагов центральной власти. Вместе с современными социальными проблемами это создавает взрывоопасную обстановку в Фергане. Фергана - самый населенный регион Узбекистана, с самым интенсивным сельским хозяйством и также самый исламизированный регион Центральной Азии. Экономическая и социальная ситуация (высшая всех областей Узбекистана безработица) и незначительное влияание в центральных органах страны – причина стремления некоторых слоев населения к оппозиционным структурам, прежде всего исламским.

Ташкент – естественный центр Средней Азии. Благодаря своему традиционному русскому влиянию и модернизации не был никогда местом, где бы могли возникнуть прочные клановые структуры на основе махалл и клиентизма. Такие структуры существуют, но они более возникают между пришедшими из определенного региона со столетиями укрепленными кланами – т. е. из Самарканда, Вухары, Хивы или Ферганы. Таким образом Ташкент являается местом переплетения противостоящих клановых структур. Но все-таки влиятельным слоем населения в Ташкенте – это русские, которые, однако,  не создали социальные структуры подобные узбекским махаллям.

Последние и меньше всех влиятельные клановые структуры находятся в регионе исторического Хорезма, т. е. на территории бывшего Хивинского ханата. Хивинские и Ургенчские кланы были всегда в определенной мере автономны от центра.[ii] Наоборот представители хорезмских кланов никогда не занимали влиятельные посты в центре. В отношениях с центром здесь существовал какой-то симбиоз, который значил, что центральные власти не очень вмешались в местные дела и местные власти на претендовали на высшие посты в Ташкенте. 

История элит в советском Узбекистане

В начале существования советского Узбекистана (1924-1930) кланы из Самарканда и Бухары сохранили свое влияние в руководстве страны, что было подчеркнуто и устновлением Самарканда столицей новой Узбекской республики. Однако в 1930, с перемещением столицы Узбекской ССР из Самарканда в Ташкент, Сталин сменил руководство уроженцами из Ферганы.

В 1959 г. первым секретарем КПУз был назначен уроженец Джиззака Шараф Рашидов[iii], который управлял страной вплоть до своей смерти в 1983 г. У него были хорошие связи с Самаркандскими и Бухарскими элитами, которые постепенно заменили «ферганцев» на высших республиканских позициях.[iv] Основную оппозицию Рашидову составляли ферганские структуры. Рашидов эти структуры вытеснил, сохранив их лояльность свадьбой своей дочери со своим верным сотрудником Мусахановым из Ферганы и потвердив главу официального муфтиата в Ташкенте - семью Бабахановых.[v]

После его смерти использовали ферганские кланы спор между самаркандскими и бухарскими кланами о наследство после Рашидова и ферганско-ташкентская «коалиция» продвинула своего кандидата Инамджона Усманходжаева первым секретарем компартии.[vi] Усманходжаев начал в 1985 с поддержкой Горбачева чистку в рашидовском истеблишменте,[vii] но он никогда не достиг такого респекта, каким пользовался Ращидов. Усманходжаев постепенно перестал устраивать Москву и в 1989 был снят и на его место наступил Самаркандом поддерживанный Рафик Нишанов.        В это время работал в Узбекистане «московский десант», около 400 московских функционеров, которые сняли большинство чиновников новой администрации, открывая таким образом путь к возвращению к власти чиновников из Самарканда и Бухары, а именно людей тесно связанных с Рашидовым, у которых был в Ташкенте «прочный тыл».

Новый первый секретарь КПУз занимал свою должность лишь несколько месяцьев. После трагических событий в Ферганской долине был Нишанов вынужден уйти в отставку и заменен новым кандидатом – Исломом Каримовым[viii], который в это время официально представлял себя как человек несвязанный ни с каким кланом.

Другие этносы Узбекистана

Кроме узбеков, в стране проживают и другие заметные этнические группы – прежде всего русские (5,5%), таджики (5%), каракалпаки (2,5%) и казахи (3%).

Традиционно важной для Узбекистана группой – таджики. Они заселяют более менее компактные области около своих традиционных центров – т. е. Самарканда и Бухары, которые после разделения Центральной Азии остались за границами Таджикской ССР. Эти центры в начале 90. гг означались как возможные очаги конфликтов.[ix] При этом не учитывалось, что среди руководящих самаркандско-бухарских элит существует много таджиков, на которых опирается и президент Каримов. Это ему не позволяет раздувать какое-либо недовольствие между таджиками. Им разрешено использовать свой язык, учиться в таджикских школах и. т. д.

Достаточным влиянием в стране пользуется и «русккий клан», из которого проиходят многие влиятельные лица в предпринимательской сфере. Русские также составляют большую часть интелигенции Узбекистана и президент Каримов хорошо знает, что без их поддержки и контактов ему тяжело обойтись.

На самом западе, далеко от центра, находятся каракалпаки, влияние которых на политической сцене пренебрежимое. Факторы, которые определяют роль хорезмских кланов относится к каракалпакам еще в большей степени. Их центр не очень трогает и они не очень представлены в центре. Их област провозглашена автономной со своими управленческими структурами.

Казахи, которые составляют около 3% населения, используются прежде всего как рычаг давления соседнего Казахстана на Узбекистан. Таким образом время от времени возникают осложнения и напряжения в отношениях этих двух стран. Можно сказать, что благодаря не очень теплым казахо-узбекским отношениям казахи в настоящее время единственное действительно «проблематичное» меньшинство.

Заключение

В целом можно сказать, что основной конфликт во внутренней политике не происходит на межетнической, даже не на межклановой основе, а больше всего на основе социального конфликта между властью и некоторими радикальными кругами, использующими отстранение от центральной власти самый населенный и самый проблематичный район Узбекистана.

Здесь нужно прежде всего напомнить Исламское движение Узбекистана (ИДУ), радикальная группа под управлением узбека, бывшего полнвого командира Объединенной таджикской оппозиции и в настоящее время глава самой большой группы, перевозящей наркотики из Афганистана в Фергану и дальше в Россию и Европу. Но ИДУ не связанно с традийионными ферганскими кланами. 


[i] Здесь клановые связы, естественно, не так сильные, как в городах, где эти структуры существуют столетия. В Ташкенте они на много слабее, чем например в Бухаре. Однако узбеки Ташкента в большинстве случаев уроженцы определенного региона, с которым обычно сохраняют отношения.

[ii] Несмотря на то, что местные люди определяются как узбеки, сами чувствуют, что есть разница между ними и другими регионами Узбекистана. Причиной является во-первых географическая изоляция Хорезма (пески Каракума) и диалект, отличающийся от литературного языка или ташкентского диалекта и включающий в себе некоторые черты туркменского языка.

[iii] Он родился в 1917 г. в Джизаке (регион между Самаркандом и Ташкентом) в крестянской семье, но закончил педагогический семинар в Самарканде. В течении многих лет он работал редактором газеты Ленин йули (Ленинская дорога). В 1944 г. он был назначен секретарем Самаркандского областного комитета страны, посже был редактором партгазеты Кызыл Узбекистон (Красный Узбекистан), дальше был назначен председателем Союза писателей УзССР и с 1950 работал в высшем руководстве страны. После смерти Сталина был назначен Председателем Президиума Верховного Совета УзССР. Благодаря своим контактам в Москве, в частности с Хрущевым, был в 1959 избран Первым секретарем КП УзССР.

[iv] Однако Рашидов оставил ферганским элитам напр. пост Председателя Президиума Верховного Совета, который не имел в рамках узбекской системы большого влияния.

[v] Бабахановы, уроженцы из Намангана, исполняли эту функцию с 1943 до 1989. Хотя они были из Ферганы, после многих лет в Ташкенте они поддерживали связы с Ферганой лишь формально и стали лояльными новому режиму Рашидова.

[vi] Инамджон Усманходжаев родился в Ферганской долине и в конце периода Рашидова был назначен председателем Президия Верховного совета (1978-1983).

[vii] Главным катализатором  отстранения рашидовской административы стал так называемый «хлопковый скандал», когда на свет вышли мошенничества с отчетами об урожае хлопка.

[viii] Ислом Абдуллаевич Каримов родился в 1938 в Самарканде. Зцентральноазиатский университет по специализации инженер-механик. После университета работал в нескольких фабриках и с 1966 г. перешел в Госплан комитет УзССР, где выработался до первого заместителя. После смерти Рашидова этот незаметный человек выбился в министра экономики. С 1986 работал председателем Госплана. Однако, после критики экономики и нового руководства республики был вынужден уйти в Кашкандарийскую область, которую успел экономически поднять таким образом, что увлек и самого Горбачева. Это обстоятельство ему помогло и так как он считался «человеком  Горбачева», был летом 1989 избран первым секретарем КП УзССР.

[ix] напр. Carlisle, D. : Power and Politics in Soviet Uzbekistan : From Stalin to Gorbachev. In : Soviet Cenrtal Asia – The Failed Transformation (ed. Fiermann, W.), Westview Press, Boulder, Colorado, 1991, s. 93-130